Форум русской иммиграции в США

Полная веpсия: «Откаты» в клиниках Бруклина
Вы просматриваете yпpощеннyю веpсию форума. Пеpейти к полной веpсии.
[Изображение: 2str.jpg]
Утром 16 июля в федеральной прокуратуре Восточного округа Нью-Йорка, куда входит Бруклин, состоялась пресс-кон­ференция, на которой сообщили, что 22 человека обвиняются в мошенничестве, подаче ложных документов, незаконной выплате «откатов» и отмывании денег.

Среди обвиненных оказались три врача, сотрудники трех их клиник и владельцы магазина медицинского оборудования, а также вербовщики пациентов и сами пациенты. Перед репортерами выступила новый бруклинский федеральный прокурор Лоретта Линч, которая уже занимала этот пост с 1999 по 2001 год. Она сказала, что мошенники в области программ здравоохранения наносят вред «не только тем, кто в этом больше всего нуждается, но и непосредственно всем американцам».

Судя по материалам прокуратуры, обвиняемые совместными усилиями обманули государство на 78 млн долларов старым проверенным способом - предоставляя программе Medicare счета за лечение, которое пациентам не требовалось или вообще не проводилось. Новым стало то, что, как установило расследование, за визиты на псевдолечение пациентов вносили в особый список и по одному приглашали в особую комнату с табличкой «Private» на двери, где вручали плату за то, что они пришли «лечиться» - от 50 до 150 долларов за процедуру. На стене комнаты висела копия советского плаката, на котором суровая женщина в красной косынке прижимает палец к губам, внизу - надпись «Не болтай! », а наверху стишок: «Будь начеку, в такие дни подслушивают стены. Недалеко от болтовни и сплетни до измены».

Плакат этот приобщили к делу и принесли на пресс-конференцию, как вещественное доказательство того, что «русские» врачи-мошенники предупреждали пациентов, что не нужно никому рассказывать о полученных деньгах. А про то, что «в такие дни подслушивают стены», Лоретта Линч сострила, что у стен комнаты, где пациентам вручали «откаты», действительно «были глаза и уши» после того, как федеральные агенты по ордеру судьи установили там скрытые видеокамеры, а вдобавок два осведомителя ФБР тайно записывали разговоры на эту тему.

Три «русские клиники», о которых шла речь, находятся в бруклинской части района Рокавей на Бей-парквей, в соседних домах 7612, 7616 и 7620 (одна переехала в дом 8686). По делу этих клиник проходят 8 человек: врачи Джонатан Уол (Wahl) и Густав Дривас, а также Сергей Шелихов и Ирина Шелихова, Леонид Железняков (он же «Леня» и «Ленни»), Елена Гиренко (она же «Лена»), Катерина Костюченко (она же «Катя») и Вероника Черниченко. Получая у бруклинского федерального судьи-магистрата Джеймса Оренстайна ордера на их аресты, следователь отдела главного инспектора министерства здравоохранения Кэндис Стивенсон на 35 страницах аффидевита с приложением снимка вышеупомянутого плаката подробно разъяснила суть преступных действий этой группы. Стивенсон доложила судье, что работает в этом отделе 8 лет и участвовала в расследованиях множества дел о мошенничестве с программой Medicare. Затем она указала, что входит в одно из подразделений так называемой «Ударной Группы» ("Strike Force") - спецназа, созданного для борьбы с мошенничеством в области программ медицинского обслуживания.

От себя добавлю, что в данном случае в «Ударную группу» вошли больше 360 агентов ФБР, отдела главного инспектор министерства здравоохранения, отделов борьбы с такими аферами на местах, а также сотрудники правоохранительных органов штатов, графств и городов. Аресты 16 июля прошли также в Майами, Батон-Руже, Детройте и Хьюстоне, и под суд попали 94 человека. Как утверждает обвинение, общая сумма ложных счетов на оплату услуг, якобы оказанных по программе Medicare, превышает 251 млн долларов. Министр юстиции Эрик Холдер назвал эти аресты беспрецедентной в новейшей истории США операцией такого рода.

Далее Кэндис Стивенсон отметила, что перехваченные разговоры обвиняемых велись по-русски и при подготовке данного аффидевита она пользовалась английским переводом. Перейдя к сути дела, Стивенсон сообщила, что речь идет о клиниках Bay Medical Care PC, SWS Wellcare Medical PLLC и SZC Medical Care PLLC. В первой работал только один врач Густав Дривас, счета на оплату в Medicare составляла Иина Шевелева, а в регистратуре сидела Вероника Черниченко. Во второй клинике ее «директором/служащим» значился Сергей Шелихов, а врач Густав Дривас проходил, как «управляющий по контракту». Вторым врачом там работал американец Джонатан Уол, про которого с долей пролетарского гнева написали, что у него пентхаус, «Мерседес» и яхта. Помощником администратора в этой клинике была Катя Костюченко. Третья клиника принадлежала все тому же Густаву Дривасу, с которым там работал все тот же Джонатан Уол, а Ирина Шелихова и Лена Гиренко значились, как «домовладелицы».

В аффидевите сказано, что Дривас и Уол были врачами, а Сергей Шелихов контролировал списки пациентов, которым платили «откаты» и, в частности, сообщал им, сколько раз они должны посетить клинику, чтобы попасть в такой список. Он же посылал пациентов в комнату с табличкой «Private» и плакатом «Не болтай! » и приносил туда деньги. «Откатная» комната находилась в клинике SWS Wellcare Medical. Ирина Шелихова была единственной, кто имел право распоряжаться счетами всех трех клиник, куда приходили деньги Medicare. Как сказано в аффидевите, она пользовалась этими деньгами для выплаты «откатов», снимая суммы чеками на имя не существующей компании. Леня Железняков также контролировал списки получателей «откатов» и инструктировал их, а Лена Гиренко приносила в «откатную» комнату наличные деньги, почти всегда стодолларовыми купюрами, где она, а также Катя Костюченко, выдавали их пациентам. Вероника Черниченко назначала даты визитов на лечение и говорила пациентам, какие именно процедуры им нужно пройти, чтобы получать «откаты» в дальнейшем.

Кэндис Стивенсон сообщила, что обычно местные центры Medicare поручают следить за работой клиник частным сыскным компаниям, и в данном случае это была нью-йоркская компания SafeGuard Services (SGS). В отчетах SGS в 2008 и 2009 году были указаны замеченные злоупотребления в клиниках Дриваса и Уола, и в апреле 2009 года началось федеральное расследование. Как водится, расследованию помогли тайные осведомителя (Confidential Sourced или CS) из числа пациентов. CS-1 и CS-2, имена и даже пол которых в аффидевите не указывается, получили карточки Medicaid и Medicare, а также потайные микрофоны и стали посещать клиники, за что им платили и врачи, и отдел главного инспектора министерства здравоохранения.

В аффидевите перечислены 12 таких визитов с 17 ноября 2009 по 25 марта 2010 года. В первый визит CS-1 примерно 15 минут беседовал (беседовала) через переводчика с Джонатаном Уолом, жалуясь на боли в пояснице, руках и плечах. Врач записал жалобы, но никаких вопросов не задал и пациента (пациентку) не осмотрел. Затем Вероника Черниченко сказала CS-1, что врач направил его (ее) на MRI, анализ крови и физиотерапию. В счете, который клиника позже представила программе Medicare за этот визит, указывалось, что больному была оказана помощь, которая обычно длится 45 минут.

После этого CS-1 трижды был на массаже и 10 декабря 2009 года снова пришел в клинику Bay Medical. Кто-то из пациентов сказал ему (ей), что их по одному вызывают в «откатную» комнату и вручают там деньги. Через несколько минут Леня Железняков вызвал туда CS-1, и Лена Гиренко сказала, что он (или она) сможет регулярно получать «откаты», если согласится проходить определенные медицинские процедуры, а также если найдет других желающих. В частности, сказала Лена, за осмотр терапевтом платят 50 долларов, за урологический тест 100, за неврологический тест 110 и за стресс-тест 150 долларов. Затем Лена Гиренко вручила CS-1 175 долларов за его (или ее) первый визит к Джонатану Уолу и три массажа.
URL ссылки