Форум русской иммиграции в США
Апелляция Мазолтов Боруховой - Версия для печати

+- Форум русской иммиграции в США (https://forum.rusrek.com)
+-- Форум: Газета "Русская Реклама" (/forum-473.html)
+--- Форум: Криминал (/forum-611.html)
+--- Тема: Апелляция Мазолтов Боруховой (/thread-2362.html)



Апелляция Мазолтов Боруховой - rusrek_v - 29.04.2010 06:51

[Изображение: 2str.jpg]
О том, что Мазолтов Борухова подаст апелляцию, стало известно сразу после того, как 9 марта 2009 года присяжные Верховного суда штата Нью-Йорк в Квинсе признали ее виновной в убийстве первой степени.

Напомним читателям: суд продолжался шесть недель и присяжные, посовещавшись всего 6 часов, единогласно сочли доказанным, что 35-летняя врач-интерн Мазолтов Борухова решила убить своего бывшего мужа, дантиста Дэниела Малакова, и для этого наняла за 20 тысяч долларов своего дядю, 51-летнего Михаила Маллаева.

28 октября 2007 года Маллаев застрелил 34-летнего Малакова из револьвера с самодельным глушителем на детской площадке в районе Форест-Хиллс в Квинсе. Маллаев шел по делу вместе с Боруховой и тоже был признан виновным. Мазолтов и Дэниел разошлись и судились за право опеки над дочкой, и причиной убийства Малакова стало желание Боруховой любой ценой вернуть малолетнюю Мишел, которую Семейный суд постановил оставить у отца.

Михаила Маллаева арестовали 20 ноября 2007 года у его дома под Атлантой в штате Джорджия, а Мазолтов Борухову - 7 февраля 2008 года в ее квартире в Квинсе. Убийцы и убитый - бухарские евреи из Узбекистана. Малаковы прибыли в Нью-Йорк из Ташкента в 1991 году, Боруховы - из Самарканда в 1997, а Михаил Маллаев эмигрировал из Самарканда 22 года назад. Дело вел судья Роберт Хэнопи, обвинение представлял помощник районного прокурора Брэд Ливентол, Борухову защищал адвокат Стивен Скэринг, а Маллаева - Майкл Стифф и Майкл Анастасиу. Ровно год назад, 22 апреля, судья Хнопи приговорил Борухову и Маллаева к пожизненному лишению свободы без права освобождения за убийство Малакова. Судья добавил им по лишению свободы на срок от 100 месяцев до 25 лет за преступный сговор второй степени, а Михаилу Маллаеву отдельно дал еще 15 лет за незаконное хранение оружия. Правда, судья уточнил, что больший срок поглощает меньшие, но это вряд ли утешило приговоренных.

Правом на апелляцию пользуется почти каждый, кто не признает себя виновным, и через неделю после приговора, 29 апреля 2009 года, стало известно, что на помощь Стивену Скэрингу, адвокату Боруховой, придет известнейший юрист Алан Дершовиц, профессор права Гарвардского университета. Как апелляционный адвокат в уголовных делах Дершовиц выиграл 13 из 15 поданных им жалоб, и с успехом защищал обвиненных в убийстве своих жен Клауса фон Бюлова и О-Джей Симпсона. Дершовиц известен выступлениями против антисемитизма и, судя по всему, в апелляции Боруховой собирается не доказывать ее непричастность к убийству бывшего мужа, а развить тему нарушения ее религиозных прав ортодоксальной еврейки.

В поданном сразу после приговора извещении, которое дает адвокатам право отсрочить подачу основной апелляции, адвокат Скэринг утверждал, что судья Роберт Хэнопи предубежден по отношению к Боруховой. В частности, отметил адвокат, судья заставил ее выбирать между необходимостью остаться в суде после захода солнца в пятницу и тем, что прокурор получит дополнительное время для подготовки заключительной речи. Судья Хэнопи также сделал несколько сомнительных замечаний по поводу религиозности Боруховой и Маллаева, а на оглашении приговора упомянул Ветхий Завет и «20 тысяч сребреников», имея в виду 20 тыс. долларов, которые Борухова заплатила Маллаеву за убийство своего бывшего мужа. «Он решил объединить наши усилия, - сказал Стивен Скэринг о намерении Дершовица. - Мы считаем весьма важными обстоятельства, при которых Борухова не могла получить справедливого суда, и он считает так же».

Прошел год и стало известно, что краткий вариант апелляции Мазолтов Боруховой объемом в 126 страниц подан по инстанции. Подал его, однако, не Алан Дершовиц, а его брат, тоже адвокат, Натан, офис юридической фирмы которого находится в Манхэттене, на Пятой авеню, между 26 и 27 стрит. Алан Дершовиц в апелляции выступает консультантом и разъясняет причины, по которым атмосферу в суде во время процесса над Боруховой можно считать «ядовитой», а сам суд «фундаментально несправедливым» и «яростно односторонним». Апелляция была подана в январе 2010 года и, ознакомившись с ней, судьи предложили районной прокуратуре Квинса к 21 мая подготовить и представить контраргументы. В кратком резюме апелляции, зарегистрированной 12 января, утверждается, что суд нарушил конституционное право Мазолтов Боруховой отвечать на обвинения, иметь подобающего делу адвоката и «даже свободно исповедовать ее религию».

В апелляции развиты тезисы Стивена Скэринга и, в частности, отмечено, что когда Мазолтов Борухова решила дать показания, судья Хэнопи не разрешал ей объяснить, почему она совершала те или иные действия, упомянутые обвинением, как косвенные доказательства ее вины. В частности, указано в апелляции, ей не дали объяснить, почему она купила миниатюрную камеру, а также тайно записывала свои разговоры с дядей Мишей Маллаевым. На самом деле, все было несколько иначе. Объясняя свои телефонные разговоры с Маллаевым, Борухова сказала, что заключила с ним контракт на покупку у его строительной компании дома под Атлантой, куда собиралась переехать из Нью-Йорка.

Один такой разговор с дядей она тайно от него записала и представила в суд. Прокурор спросил, почему она представила эту запись, а не сам контракт и был ли он заверен у нотариуса. Борухова ответила, что, действительно, решение записать этот разговор было «не лучшей идеей». По ходу допроса Боруховой прокурор Брэд Ливентол отметил, что она называет себя религиозной еврейкой, но в субботу, накануне убийства бывшего мужа, купила в магазине миниатюрную камеру, которую хотела прикрепить к одежде дочки. Прокурор сообщил присяжным, что в субботу вечером она купила за 740 долларов в магазине так называемых «шпионских товаров» фотокамеру размером с пуговицу, причем перед покупкой несколько раз звонила в магазин, интересуясь, до какого часа там работают.

Со слов адвоката Боруховой стало известно, что она действительно купила такую камеру, но сделала это исключительно ради своей юридической борьбы за право опеки над дочкой Мишел. «Это была чрезвычайная ситуация», - ответила Борухова прокурору.

Братья Дершовиц утверждают также, что судья Хэнопи позволил обвинителям зачитать решение судьи Семейного суда, в котором Борухова была названа «удушающей» ("smothering") матерью, хотя ни того судью, ни социальных работников не вызвали на слушания, где их могли бы расспросить обе стороны.

Когда в пятницу 6 марта 2009 года защита взяла последнее слово, стороны согласились при необходимости продолжать слушания после захода солнца, хотя подсудимые - религиозные евреи. До тех пор судья Хэнопи свято соблюдал это требование и не назначал слушаний на пятницу, чтобы, не дай Бог, закат солнца не застал Борухову и Маллаева в здании суда или в машине по дороге в тюрьму Райкерс-Айленд.

Однако затем выяснилось, что судья собирается в отпуск и торопит стороны, чтобы дать присяжным время на совещание и вердикт. В четверг судья Хэнопи велел адвокатам произнести заключительные речи не в понедельник, а в пятницу, что лишало их уикэнда на подготовку. На упрек адвоката Скэринга, что «это несправедливо», Хэнопи ответил, что у него «очень тесный график». В итоге был достигнут компромисс, и в пятницу подсудимые вернулись в свои камеры до захода солнца, а их адвокаты успели произнести речи, но в апелляции этот эпизод доказывает нарушение религиозных прав Боруховой.

Тема уважения к вере подсудимых периодически возникала по ходу процесса, но если Алан Дершовиц в апелляции намерен акцентировать эту тему, доводя ее до обвинений суда в антисемитизме (хотя прокурор Ливентол - еврей), то Натан Дершовиц так не считает и напирает на нарушение юридических, а не религиозных прав.

Убийство Дэниела Малакова и последовавший затем суд над Боруховой и Маллаевым вызвали ожидаемую реакцию в общине бухарских евреев Квинса. Судя по всему, апелляция Боруховой тоже не пройдет незамеченной. Принято считать, что практикующие в Квинсе адвокаты «дружат» с районной прокуратурой, но, как сказал Натан Дершовиц, после вердикта по делу об убийстве Малакова многие из них усомнились в ее справедливости. Районный прокурор Ричард Браун в этом не сомневается, и через своего представителя на прошлой неделе заявил, что ответ на апелляцию будет своевременно представлен. Помощник судьи Роберта Хэнопи от комментариев воздержался.

О том, подал ли апелляцию Михаил Маллаев, не говорят. Его положение куда труднее - прокуратура убедительно доказала, что на самодельном глушителю к револьверу, из которого был убит Малаков, обнаружили 3 четких отпечатка пальцев Маллаева; что за три недели перед убийством Маллаев 91 раз разговаривал с Боруховой по телефону, а после убийства положил на свои счета в банке около 20 тысяч долларов. Когда 4 февраля прошлого года после отбора присяжных слово взяло обвинение, в 45-минутной вступительной речи Брэд Ливентол назвал Михаила Маллаева «убийцей со злобой в сердце и убийством в голове». Но затем прокурор показал пальцем на Борухову и заявил, что «заплатив убийце, она в один миг сделала то, чего не смогла сделать, заплатив адвокату, раз и навсегда лишив Дэниела Малакова возможности общения с его маленькой дочкой».