Создать ответ 
 
Рейтинг темы:
  • Голосов: 0 - Средняя оценка: 0
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

Крутой маршрут Шабтая Калмановича

Автор Сообщение
rusrek_v Не на форуме
Ветеран
*****

Сообщений: 2299
Зарегистрирован: 05.11.2009
Рейтинг: 0
Сообщение: #1
Крутой маршрут Шабтая Калмановича
[Изображение: 405000.jpg]
Шабтая Генриховича (Ханоховича) Калмановича, пожалованного президентом его родной Литвы в бароны с присвоением фамильной приставки «фон», расстреляли в центре Москвы днем 2 ноября 2009 года.

4 ноября с ним прощались во Дворце спорта подмосковного города Видное, где выступает женский баскетбольный клуб «Спартак», президентом которого был Шабтай. Траурная церемония длилась три часа, и на нее съехались сотни (по другим данным российских СМИ - тысячи) известных, небезызвестных и неизвестных, в том числе звезды шоу-бизнеса, артисты, биз-несмены и спортсмены. На следующий день Шабтая Генриховича похоронили на кладбище "Сгула" под Тель-Авивом, где погребены его родители Ханох и Мина Калманович. Похороны прошли скромно, в полном соответствии с иудейскими традициями, и в отличие от прощания в России, здесь не было знаменитостей...

О советском и постсоветском периоде жизни Шабтая Калмановича в Москве можно узнать где угодно, а я хочу рассказать о его израильско-африканско-европейско-американских приключениях. В своей книге «Красная мафия» ее покойный автор-мифотворец Роберт Фридман уделил Калмановичу в общей сложности страниц пять, привязав его к своему главному герою, Марату Яковлевичу Балагуле. «Основным контактом Балагу-лы в Сьерра-Леоне, - написал Фридман, - был Шабтай Калманович, симпатичный загорелый русско-израильский предприниматель. Вместе они совершили несколько сделок, включая импорт в Сьерра-Леоне бензина и виски, они даже подписали контракт на печатание в Англии бумажных денег Сьерра-Леоне».

А вот, что сказал мне об этом периоде Марат Балагула в телефонном интервью из тюрьмы Бастроп в Техасе незадолго до того, как он был освобожден в сентябре 2004 года, проведя за решетками 15 с половиной лет.

«В судебных документах также упоминалось о Сьерра-Леоне, - сказал я Марату. - Вас подозревали в связях с Шабтаем Калмановичем, которого потом арестовали в Израиле, как советского шпиона». - «Да, мы были связаны, - ответил Марат Яковлевич. - Я поехал в Сьер-ра-Леоне, где у него был бизнес, чтобы вести с ним дела. Через 2-3 месяца я понял, что он всех обманывает. Я уехал, и моя связь с ним закончилась. Я с Калмановичем встречался три раза в жизни. Он очень умный, грамотный и способный человек, но от таких людей надо держаться подальше».

«Каламанович также руководил личной охраной президента Сьерра-Леоне генерала Момоха, - напи-сал в своей книге Фридман. - В 1986 году обученная им в Израи-ле дворцовая стража пресекла попытку переворота. Говорят, что Калманович лично стащил Момоха с кровати за мгновение до того, как президентскую спальню обст-реляли из автоматов. В награду Калманович получил крупные рыбные и шахтные концессии, а также разрешение управлять самой боль-шой автобусной компанией страны. Он также был агентом израильской разведки Моссад, и его офис во Фритауне по сути был центром прослушивания эфира в городе с обширной и процветающей общиной ливанских мусульман-шиитов, которые поддерживали шиитскую милицию, тогда воевавшую в Ливане.

Позже в Моссаде узнали, что Калманович был не такой ценнос-тью, как предполагалось: в 1998 году его арестовали в Тель-Авиве и обвинили в шпионаже на КГБ. Как заявил тогда министр обороны Израиля Ицхак Рабин, он «почти уверен», что полученную от Калмановича информацию Москва передавала Сирии и другим враждебным Израилю арабским странам. Вулф Блитцер, в то время корреспондент газеты Jerusalem Post, напечатал предположение, что КГБ получал от Калмановича секретные материалы, которые добывал в США израильский шпион Джонатан Поллард».

Надо сказать, что в 1999 году источники в Вашингтоне слили в газету Newsday и журнал New Yorker информацию, будто Поллард передал КГБ компьютерный файл, который помог установить агентов-нелегалов американской разведки. Как сейчас пишут израильские СМИ, в Израиле Калманович работал не на разведку Моссад, а на контрразведку Шинбет - Общую службу безопасности. Что же до работы Калмановича на советскую разведку, слухов еще больше - его называют агентом то ГРУ, то КГБ, то, под видом призыва в армию закончившим «годичную школу» подготовку шпионов, то завербованным во время службы в армии.

Израильский публицист Петр Люкемсон даже раскопал информацию о служебной встрече Калмановича, который работал на Лубянку под агентурным псевдонимом Крис, с «моло-дым офицером КГБ» Владимиром Путиным весной 1974 года на конспиративной квартире в Дрездене.

Однако в Дрездене Путин работал с 1985 по 1990 год, а в КГБ попал в 1975, после окончания юрфака Ленинградского университета. Что ж до вербовки Калмановича, здесь я верю бостонскому историку Юрию Фельштинскому, который, узнав о смерти Шабтая, разослал такой e-mail: «Это был * начальника 8-го отдела 5-го Управления КГБ подполковника Валерия Лебедева, утвержденный руководством КГБ по выводу в Израиль агента "на длительное оседание" (по терминологии западных спецслужб - "спящий агент"). Засылаемым человеком был агент 8-го отдела 5-го Управления КГБ Шабтай Калманович... Его куратор Лебедев работал в КГБ до 22 августа 1991 года, дослужившись до должности заместителя председателя КГБ. Он был куратором Управления "З" (Управления по защите конституционного строя), преемника 5-го Управления».

Но вернемся к книге Роберта Фридмана, который тоже не прочь приврать, хотя не так по-детски, как Люкемсон. «В мае 1980 года, - пишет Фридман, - по протекции раввина Роналда Гринвалда президент Ботсваны Лукас Мангопе назанчил Калмановича своим советником по экономике в ранге посла с представительствами в Нью-Йорке и Вашингтоне... За несколько лет Шабтай Калманович стал миллионером. Через свою новую компанию "Лиат", названную по имени дочери, он заключил прибыльные контракты на строительство футбольного стадиона и привозил израильских инструк- торов, обучавших полицию и секретную службу Ботсваны. В 1987 год там произошел военный пере- ворот и Калманович вернулся в Сьерра-Леоне.

На делах с Калмановичем "русская" и итальянская мафия могла потерять больше 3 млн долларов. По словам бывшего члена клана Дженовезе, который вел «мирные переговоры» между Калмановичем и Маратом Балагулой, "русских" это так разозлило, что они пригрозили убить Шабтая, но Марат сказал: "Не убивайте его, на мед прилетает больше мух, чем на уксус". Чтобы расплатиться, Калманович совместно с "русскими" и итальянцами организовал сложную аферу обмана компании Merrill Lynch. "Русские" подкупили там сотрудника, который проник в компьютерную базу данных компании и похитил неиспользованные корпоративные чеки на сумму больше 27 млн долларов, а также стащил факсимиле необходимых подписей. Все это курьером отправили Калмановичу.

По данным Интерпола и словам участников этой операции, 27 апреля 1987 года Калманович, раввин Гринвалд и их сообщник поехали из дома Шабтая в Каннах в Монте-Карло, где сообщник открыл в отделении Republic National (Bank of New York - А.Г.) счет компании Clouns International, которая производила бумагу. На этот счет были положены несколько фальшивых чеков на сумму примерно 2,7 млн долларов. Через несколько дней, когда чеки прошли, Гривалд с сообщником получили в банке наличными 400 тыс. долларов, принадлежавших компании Merrill Lynch. Гринвалд привез эти деньги в большом черном пакете из Германии в Швейцарию, где якобы отдал представителю Марата Балагулы в мужском туалете цюрихского отеля. За это раввину, опять же якобы, дали 50 тыс. долларов, что он категорически отрицает.

В 3 часа утра 22 мая 1987 года оперативники Скотленд-Ярда аре-стовали Шабтая Калмановича в лондонском отелe Sheraton Park Tower, и в его номере нашли три резиновых штампа-факсимиле для подделки подписей на чеках. (Днем 21 мая Калманович обедал с Ури Лабрани, начальников сектора израильской разведки по югу Ливана.) Когда Калмановича увели в наручниках, живший в том же отеле Гринвалд мигом собрал чемодан и, не расплатившись, улетел на сверхзвуковом «Конкорде» в Нью-Йорк.

Раввин вернулся домой вечером в пятницу, как раз к началу шаббата. Позже следователи ФБР допросили его, но не арестовали. А Шабтая Калмановича экстрадировали в Америку для суда по обвинению в мошенничестве. Для положительных характеристик Калмановича Гринвалд поднял на ноги известных израильтян и американцев, включая члена Палаты представителей, нью-йоркского республиканца Бенджамина Гиллмана, который написал, что «Калманович пользуется широкой репутацией за свою порядочность и деловые качества». Шабтая освободили под залог, и он тут же сбежал в Израиль, где его немедленно арестовали, как советского шпиона».

Так описал африкано-европейскую часть жизни Шабтая Калмановича Роберт Фридман.

«Сообщником» Гринвалда, которого он упомянул, был бизнесмен-иммигрант Владимир Давидзон, арестованный вместе с Калмановичем, и их действительно обвинили в афере с американским банком, но про экстрадицию Шабтая в Нью-Йорк ничего не известно. Знавшие его общие знакомые уверяют, что его к нам не привозили, в архивах манхэттенского федерального суда тоже ничего нет.

Арестованного в Израиле Шабтая Калмановича обвинили в «связях с враждебными Израилю режимами, в шпионской деятельности в пользу иностранного государства, и в нанесении ущерба безопасности государству Израиль». Калманович во всем сознался, и его адвокат Амнон Зихрони договорился с прокуратурой о компромиссе, по условиям которого «агент Крис» признал себя виновным в шпионаже, и суд приговорил его к девяти годам лишения свободы. Он отбывал срок в тюрьме строгого режима в городке Рамле в 20 км от Тель-Авива, где, кстати, в 1962 году повесили Адольфа Эйхмана.

В той же тюрьме отбывал такой же срок известный в определенных кругах Нью-Йорка натурализованный гражданин США и бывший кишиневец Моня Эльсон, тогда осужденный за наркотики, которых он и в глаза не видел. "В этой тюрьме я познакомился с Шабтаем Калмановичем, которого осудили за шпионаж в пользу СССР, - сказал мне Эльсон лет 10 назад по телефону уже из манхэттенской федеральной тюрьмы МСС, где его держали по обвинению в нескольких убийствах. - Не знаю, что он нашпионил, но человек это в высшей степени благородный и порядочный. О доброте его и говорить нечего: Шабтай без разговоров дал 18 тыс. долларов моей семье. Освободившись, я встретился с ним и вернул эти деньги. Кстати, когда меня арестовали в Италии, Калманович был уже в Москве и оттуда переслал мне крупную сумму, как говорится, на ларек. Это в отличие от моих американских знакомых, которые не пожелали хотя бы вернуть долги, а теперь, встречая Марину и девочек, отворачиваются и делают вид, будто незнакомы. Но я уверен, что они образумятся".

Я в свою очередь вспомнил, что и Шабтай Калманович в интервью из Москвы дал Эльсону самую лестную характеристику. "Был у нас в Рамле такой Мо- ня Эльсон из Нью-Йорка, - сказал мне Шабтай в мае 1998 года. - Очень сильный и очень честный человек. И очень порядочный, даже в израильской тюрьме он жил по настоящим законам... У него была слава очень авторитетного человека, это признавали даже заключенные израильтяне. Моня не употреблял наркотики и не был стукачом".

Со временем их отношения друг к другу изменились, и через несколько дней после убийства Калмановича я в очередной раз побеседовал по телефону с Эльсоном, который сидит за очеред- ное преступление в федеральной тюрьме Алленвуд в Пенсильвании. Когда я сообщил ему о смерти Калмановича, он вспомнил, как они сидели в израильской тюрьме. «Я ему сильно помогал, взял его под крыло, - сказал мне Эльсон. - Я ему жизнь там спас. Он ведь сидел за шпионаж в пользу Советского Союза, который тогда помо-гал Арафату. Представляешь, как из-раильтяне должны были к нему относиться?»

О жизни и работе Шабтая в Сьерра-Леоне я услышал, что там «он поставил президента за свои деньги», и, работая на Моссад, оказал Израилю большую услугу. «В Сьерра-Леоне много свободных островов, - сказал Моня Эльсон, - и Арафат попросил их президента предоставить один остров для тренировки палестинских боевиков, но Шабтай шепнул президенту, и тот отказал Арафату. Шабтай много сделал для Израиля, поэтому ему дали всего 9 лет. Но знаешь, кому он перешел дорогу в Африке? Командующему бронетанковых войск армии Израиля. В Африке Шабтай был очень большим штымпом».

Когда после освобождения в 1993 году Калманович появился в Москве, он, по словам Эльсона, «там никого не знал» (имея в виду братву), и Моня свел его с «людьми, которые давали крышу». Сре-ди них был Сергей Круглов по кличке Сережа Борода, труп которого нашли в январе 1994 года в Яузе с гирями весом 32 и 24 килограмма на ногах. «Я знал папу и маму Шабтая, его сестру, бывшую жену-гинеколога, дочку Лиат, всю семью, - сказал Эльсон по теле-фону из тюрьмы. - Московский мэр Лужков был у его мамы, кушал фаршированную рыбу и начал говорить с еврейским акцентом. У него были большие связи». Я рассказал Моне, что когда у Кобзона спросили о возможных мотивах убийства Калмановича, Иосиф Давыдович ответил, что характер у Шабтая был авантюрный и он мог влезть на чужую территорию. «Авантюрный? - хмыкнул в ответ Моня. - А у Кобзона какой характер? Нордический?»

Реакция читателей сообщений об убийстве Калмановича в Израиле и России была разной. «Собаке - собачья смерть», - написал какой-то израильтянин, болея за свою страну, которой навредил «агент Крис». «Человек страдал за Россию - а вы его хаете», - написал россиянин, гордый тайной работой барона фон Калмановича на благо советского отечества.
19.11.2009 07:46
Найти все сообщения Цитировать это сообщение
Создать ответ 


Переход: