Создать ответ 
 
Рейтинг темы:
  • Голосов: 0 - Средняя оценка: 0
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

Высшая мера

Автор Сообщение
rusrek_admin Не на форуме
Опытный
****

Сообщений: 502
Зарегистрирован: 17.03.2011
Рейтинг: 0
Сообщение: #1
Высшая мера
[Изображение: naiden.jpg]
Это уголовное дело в свое время прогремело на весь мир. В Ленинграде подросток Аркадий Нейланд совершил жестокое двойное убийство — женщины и маленького ребенка. Спустя некоторое время он был задержан в Сухуми.

Для несовершеннолетних Уголовный кодекс РСФСР высшей меры наказания — расстрела — не предусматривал. Однако Нейланд все же был казнен. И это несмотря на то, что многие лидеры других государств мира просили Никиту Хрущева о пощаде для подростка. Генсек остался непреклонен. Его поддержал и советский народ. Следователь прокуратуры, который вел это громкое уголовное дело, поделился воспоминаниями.

На особом контроле

27 января 1964 года Ленинград отмечал знаменательную дату — 20-летие со дня снятия блокады. В этот же день в городе-герое было совершено чудовищное по своей жестокости преступление. Пожарный расчет в 12:45 выехал на тушение пожара в квартиру №9 дома №3 по улице Сестрорецкой.

В одной из комнат огнеборцы наткнулись на два трупа — женщины и ребенка. Сразу стало ясно, что они не задохнулись угарным газом, а были убиты — вокруг них были лужи крови. На место преступления выехали сыщики убойного отдела ленинградского УУР во главе с его начальником Вячеславом Зиминым. Дело сразу было поставлено на особый контроль. Были созданы оперативные группы всех служб УООП Леноблгорисполкомов.

Вскоре установили личности погибших — это были домохозяйка Лариса Купреева и ее 2,5-летний сынишка Георгий. На полированной поверхности шкафа был обнаружен “чужой” отпечаток ладони. Но главное — сыщики нашли орудие убийства: небольшой топорик с засохшими пятнами крови. Были проведены 200 экспериментальных разрубов при различных положениях лезвия под возможными углами нанесения ударов — на мыле, воске, пластилине, различных породах дерева — и наконец нашли, что нужно: следы на костях черепа и на одном из образцов совпали. Также эксперты определили, что убийцу хозяйка впустила сама — дверь не была сломана.

Началась, и оперативная работа. Сыщики всех районов города проверяли ранее судимых, обходили притоны и “малины”. Конечно же, опрашивались жители дома №3 и прилегающих к нему. Тут и появилась первая зацепка.

Соблазнил цветной телевизор

Несколько соседей погибших показали, что в период с 10.00 до 11.00 слышали из квартиры №9 душераздирающие женские крики и надрывный детский плач. Дворничиха Орлова рассказала о незнакомом высоком губастом угловатом парне лет пятнадцати-шестнадцати, которого видела на лестничной площадке примерно в это же время. По названным приметам оперативники вышли на некоего Аркадия Нейланда, который к своим пятнадцати годам имел уже достаточно богатый криминальный послужной список.

Аркадий был младшим в большой семье. Уже после 5-го класса он был исключен из школы. Вот какую характеристику ему дали в школе-интернате №67 города Пушкина: “... показал себя как плохо обучаемый ученик, хотя был не глупым и способным ребенком... часто прогуливал. Учащиеся не любили его и избивали. Он не раз был уличен в кражах у учеников интерната денег и вещей”.

В 1963 году Нейланд дважды попадался: он обокрал газетный киоск и баню, а также совершил разбой в отношении женщины. Но в связи с малолетством и тяжелой судьбой парня уголовные дела возбуждать не стали...

Милиция установила и еще один важный факт. 27 января из дома семьи Нейландов пропал туристский топорик. А за три дня до убийства Аркадий Нейланд вместе со своим приятелем Кубаревым уже задерживался возле того самого дома №3 по Сестрорецкой улице за кражу из квартиры №7. Обоих тогда доставили в Ждановскую райпрокуратуру, возбудили уголовное дело... Но Нейланду каким-то чудом удалось оттуда сбежать. А перед побегом он поведал Кубареву о своей заветной мечте: “взять” одну из богатых квартир, поджечь ее, чтобы уничтожить все следы, и махнуть на Кавказ, чтобы там “красиво отдохнуть”.

Почему Нейланд решил, что квартира Купреевых зажиточная? Он вместе с приятелем обходил квартиры данного дома под видом сбора макулатуры. Зашел он и в квартиру №9. Дверь ему открыла женщина. Нейланд сразу же обратил внимание на ее золотой зуб и цветной телевизор в комнате. Этого оказалось достаточно, чтобы он решился на жестокое убийство.

С аппетитом поел в лужах крови...

Ленинградская милиция пошла на беспрецедентный по тем временам шаг — фотографию Нейланда с соответствующим сопроводительным текстом показали по всесоюзному телевидению. По всей стране было разослано подробнейшее описание его примет, в Москву и Тбилиси срочно вылетели опергруппы. В самом же городе были наглухо перекрыты авто- и железнодорожные вокзалы, аэропорт, метро, остановки общественного транспорта, рестораны, кафе, сберкассы, скупки — муж убитой показал, что из дома были похищены деньги, облигации трехпроцентного займа и золотые женские украшения.

Был задействован не только личный состав, но и курсанты Школы милиции и училищ МВД, ДНД (дружинники), общественность. Но Нейланд успел покинуть город еще до всех этих мер. Он уехал на поезде с Московского вокзала. Впрочем, уже 30 января его поприметам задержали сотрудники транспортной милиции в Сухуми — Аркадий действительно рванул на Кавказ.

В Сухуми тут же прибыла опергруппа из Ленинграда. Выяснилось, что местные коллеги обыскали задержанного не слишком старательно — в туалете и в одной из камер были обнаружены паспорта на имя Купреева и его приемной дочери, бумажник, а также ключи от ограбленной квартиры и собственная воровская связка Нейланда. Бурые пятна засохшей крови на его одежде и кое-что из вещей из квартиры Купреевых — особенно фотоаппарат “Зоркий” с приметной царапиной на объективе и надколотым видоискателем — однозначно свидетельствовали, что в руках у милиции оказался именно тот, кто нужен, — жестокий убийца.

... Нейланд понял, что отпираться бессмысленно, и заговорил. Он рассказал, как приметил квартиру №9 еще 24 января, как скрывался три дня по чердакам и подвалам, сбежав из Ждановской прокуратуры, как забежал домой утром 27-го — поругался с кем-то из братьев, прихватил туристский топорик и опять убежал.

В квартиру Купреевой позвонил в девять с небольшим утра. Представился почтальоном. Хозяйка открыла. Нейланд ударил ее топориком. Ударов нанес много... Наконец, убил. Потом размозжил голову ребенку... Ну а дальше стал искать ценные вещи. Нашел чемодан, положил туда награбленное, после чего... пожарил себе яичницу и с аппетитом съел, несмотря на лужи свежей крови вокруг. После трапезы открыл газ и поджег квартиру.

Нейланд купил в Гостином дворе модную меховую шапку и отправился в Москву. Только оттуда он поехал в Сухуми. Дальше собирался отдыхать в Тбилиси, а пока гулял по столице Абхазской АССР. Тут-то его и взяли местные милиционеры.

“Гуманности должен быть предел!”

В наше время двойное убийство, пусть и совершенное подростком, — событие не столь редкое. К сожалению. Но в те годы советские люди испытали шок. И писали письма.

Вот цитаты из некоторых: “Преступник пойман и скоро предстанет перед судом, но по закону ему угрожает только тюремное заключение, а если он ухитрится разыграть послушание, то через 5-6 лет, в возрасте 20 лет, выйдет на свободу преступник высшей квалификации, и тогда горе людям, которых он наметит очередными жертвами. Советские законы гуманны, они дают возможность честно трудиться не только тем, кто оступился, но и тем, кто совершил преступление, однако и гуманности должен быть предел”.

А вот другое: “... если суд найдет преступление этого бандита доказанным, требуем применить к убийце высшую меру наказания — расстрел. Мы просим вынести на обсуждение народа законопроект о применении высшей меры наказания к несовершеннолетним преступникам, совершившим особо опасные преступления. Убийца — это не человек, это выродок, и он должен быть
уничтожен”.

Власть, и сама крайне возмущенная преступлением, прислушалась к простым людям. Приговор для Нейланда был таким: “Учитывая большую общественную опасность совершенного преступления — убийства при отягчающих обстоятельствах, а также личность преступника, судебная коллегия считает необходимым применить суровое наказание — высшую меру, руководствуясь Постановлением Президиума Верховного Совета СССР от 17 февраля 1964 за №2234... по совокупности совершенных преступлений в силу статьи 40 УК РСФСР окончательное наказание по ст. 102 — приговорить к смертной казни — расстрелу”.

Нейланд подал кассационную жалобу, где написал: “Я признаю полностью свою вину... Если бы Купреева меня не останавливала, то все могло быть иначе... Я бы охотно отдал жизнь, чтобы вернуть то, что я наделал. Но это, к сожалению, невозможно”.

Ходатайство о помиловании отклонили. Постановление было подписано Председателем Президиума Верховного Совета РСФСР Н.Игнатовым. Нейланд был расстрелян.
08.07.2011 16:39
Найти все сообщения Цитировать это сообщение
Создать ответ 


Переход: